Порча «Бесова грядка»

«Почти полвека назад, когда я ещё училась в школе, я проводила каждые летние каникулы у своей бабушки в деревне, в Тамбовской области. В детстве я ничего не имела против этого, но, становясь старше, я уже не была согласна с решением родителей, которые по-прежнему, отправляли меня к бабушке на всё лето.

Сейчас я понимаю, что свежий деревенский воздух, парное молоко и прекрасная природа приносили больному астмой ребёнку больше пользы, чем, если бы его оставили проводить лето в пыльном московском дворике. Но зато, в нашем дворе, у меня было много друзей, мы играли в разные игры, и было очень весело.

А в деревне, единственной моей подругой была красивая Милка, девочка с золотистыми волосами, моя одногодка, которая тоже приезжала на лето в деревню к своей бабушке, но только из Воронежа. И, кроме меня и Милы, в деревне больше не было наших ровесников. Но там был ещё смешной рыжий Алик, многолетний Милкин обожатель, с самого детства таскавшийся за ней хвостиком. Алик был местным мальчиком, из этой же деревни, и старше нас на пару лет.

Каждое лето, приезжая в деревню, мы становились старше на год, и, таким образом, однажды наступило последнее лето перед окончанием школы. Мы с Милкой знали, что на следующий год встретиться вряд ли удастся, я собиралась поступать в медицинский институт, а Милка – в педагогический. Как я уже упоминала, рыжий неповоротливый Алик был Милкиным обожателем.

Он уже давно закончил школу, и теперь работал в колхозе на тракторе. С возрастом, он стал совсем несимпатичным, с яркой, цвета морковки, шевелюрой, и конопушками. Но он, почему-то, вбил в свою смешную голову, что изящная Милка, должна стать его женой. В то последнее лето, кажется, в конце июня, в дом Милкиной бабушки пришли сваты. Если сказать, что Милка была этим сильно удивлена – это ничего не сказать. Она была даже ошарашена. Ей и в голову не приходило, что Алик, этот деревенский увалень, может подумать, что она питает к нему хотя бы что-то, похожее на чувства.

Милка так и сказала сватам: «Наше детство прошло. Алик, конечно, неплохой друг, но как парень, он меня совершенно не интересует! И как он, вообще, мог представить себе, что у меня с ним может быть что-то общее! Вы только посмотрите, какая я, и какой он!» И Милка прыснула со смеха. Сваты ушли, а Милкина бабушка равнодушно пожала плечами: «Нет так нет, ты ещё слишком молода, внучка, чтобы надеть на себя ярмо семейной жизни».

А через несколько дней, в дом к Милкиной бабушке пришла мать Алика, тётя Варя, с такими же рыжими, как и у сына, волосами. Она была очень расстроена, и говорила, что её сын с самого детства любит Милку, и жизни без неё не представляет. Так что пусть она хорошенько подумает, прежде чем окончательно ему откажет». Но Милка была непреклонна. «О чём здесь думать, – удивилась она, – Алик мне только друг».

Потом, мать Алика приходила ещё несколько раз, просила, умоляла, плакала, говорила, что Алик сильно переживает их разрыв, и уходила вся в слезах. А Мила искренне не понимала, чего от неё хотят, и чем она может помочь. А ещё через неделю, тело Алика выловили из реки. Экспертиза показала наличие в крови сильного алкогольного опьянения.

На похоронах, мать Алика при всех обвиняла Милку в его смерти. Она проклинала её, обзывала вертихвосткой, и кричала, что, если бы Милка не поступила с ним так жестоко, то её мальчик был бы сейчас жив! И похоже, многие люди в деревне разделяли её мнение.

Милке, конечно, было очень жалко Алика, но, если говорить начистоту, она-то тут при чем?! И бабушка Милки тоже так думала: мало ли что в жизни случается, кто-то влюбляется, а кто-то расходится. И если что-то пошло не так, то в петлю не лезут, и топиться не бегут! Подумаешь, девушка отказала.

Но люди так не думали. В деревне с Милкой перестали здороваться, шептались за её спиной. Самое лучшее для неё было сейчас – это уехать из деревни в Воронеж к родителям, что она и собиралась сделать, как можно скорее. Но её родители в это время отдыхали в Крыму, и о том, чтобы уехать до их возвращения, не могло быть и речи.

Однажды, мать Алика остановила меня, и сказала, чтобы я попросила Милку зайти к ней после обеда, для какого-то важного разговора. Я передала это Милке, и мы с ней обе даже удивились, о чём собирается мать Алика с ней говорить. Бабушке Милки это совсем не понравилась, и она начала уговаривать внучку не ходить туда. Но нам было интересно, и мы не почувствовали опасности. Решили, что я пойду вместе с Милкой, но входить во двор не буду, а посижу в тени, на лавочке у калитки.

Через какое-то время Милка вышла, и на мои расспросы только пожала плечами. «Ничего важного она мне не сказала. Но отношения, кажется, наладились. Когда я зашла к ним в дом, она была на огороде, сажала бобы. Она попросила меня доставать проросшие бобы из миски с водой, и подавать ей, а потом проговорила, что зла на меня не держит. А в конце сказала, что надеется, что бобы дадут хороший урожай. И ещё какие-то глупости про бобы. И всё. Зачем она меня звала, я так и не поняла.

В этот день мы ходили с Милкой купаться на речку. Затем, в клубе показывали интересный фильм, после которого мы ещё долго гуляли на речке, слушая пение лягушек. Это была наша последняя с ней встреча. На другой день мы с бабушкой поехали в гости к её сестре в районный центр, а когда, вернулись, оказалось, что за Милкой приехал её отец, и забрал её в Воронеж. А потом и я вернулась в Москву. Начался учебный год, и я забыла про Милку. А под Новый год, мы получили письмо от бабушки, которая написала, что Милка недавно умерла от онкологии…

После окончания школы я поступила в институт. И, в следующий раз, смогла приехать в деревню только через шесть лет, вместе с мужем и годовалым сынишкой. Конечно, мы поговорили и о Милке. Милкина бабушка к этому моменту, продав дом, переехала жить к своей младшей дочери, помогая нянчить внуков. Она никогда не сомневалась, что в Милкиной смерти виновата мать Алика, тётя Варя. Якобы она навела порчу через бобы.

Милка рассказывала бабушке о том, как она помогала эти бобы сажать. По деревне, насчёт этого много слухов ходило. Говорили, что такая порча, называется «Бесова грядка». Суть её в том, что жертва умирала после каких-то действий с посаженными бобами. Но прежде, жертву нужно заставить хитростью поучаствовать в посадке этих бобов. Вот это колдовство и убило Милку. С её родителями я никогда не общалась, и где Милка похоронена – так и не узнала.

Зато знаю, что мать Алика умерла через год после смерти сына. Вся почернела и высохла от тоски. И похоронена рядом с ним. Верю ли я в колдовство? Да, верю. Верю также в существование Бога, и Дьявола. Бог всемогущ, но и Дьявол очень силён. Тех, кто обращается за помощью к Дьяволу, он наделяет сверхъестественной силой. Правда плата обычно всегда слишком велика… Вот такая моя история. С уважением, Кира Александровна».

Мои комментарии.

Кто постоянно читает мой канал, наверняка помнит, что, по просьбе одной из читательниц, я рассказывал о «чёртовой грядке», давал рецепт наведения порчи, через выращенные определённым образом на этой грядке огурцы, и даже приводил заговор. Об этом можно почитать здесь:

Как засолить врагов. Старинный бабушкин рецепт «Огуречной магии»

Сегодня расскажу о варианте «чёртовой грядки», которую называют «бесова грядка», а вместо огурцов, на ней сажаются бобы. У моей тётки, которая живёт в сельской местности, до сих пор подобные ритуалы отлично работают, у жертвы начинаются большие проблемы со здоровьем. Но на бобы порчи посильнее получаются, чем на огурцы. Обряды с огурцами работают более мягко, скорее, для наказания, а вот при помощи бобов и извести человека можно.

Это старинная порча, истоки которой пришли к нам из деревенского колдовства. «Бесова грядка» обязательно находилась в правом, самом дальнем углу огорода, подальше от чужих глаз. Длина этой маленькой грядки составляла тринадцать ладоней. Сажали на ней ровно тринадцать бобов, и поливали по нечётным дням месяца. Один раз в месяц, тринадцатого числа, поливали их собачьей мочой, иногда – кровью убитого животного, для привлечения энергии смерти.

Главный нюанс выполнения порчи: перед посадкой бобов, было необходимо, чтобы эти бобы подержал в руках тот, на кого делалась эта порча. Или же, положить в ямку вместе с бобами его биологический материал, например, волосы или ногти.

После того, как бобы начинают расти, жертва начинает терять силы, заболевать и чахнуть, а некоторые, могут и перейти в мир иной. В заговоре обязательно нужно указать, что вы хотите, чтобы произошло с вашей жертвой.

Метод снятия.

Если вы подозреваете на ком-то подобную порчу, обращайтесь к специалисту. Снять самостоятельно эту порчу очень проблематично. Однако, есть один метод, который вы можете испробовать для снятия.

Как нам уже известно, человек, на которого навели такую порчу, внезапно тяжело заболевает. Отделывать эту порчу следует так:

Нужно набрать воду из семи дворов (если вы живёте в городе, то с семи квартир, или купить семь бутылок воды в разных магазинах). Далее, нужно слить эту воду в одну общую ёмкость через нож (лейте воду на острие ножа так, чтобы она стекала в ёмкость). Затем, эту воду следует перемешать ножом против часовой стрелки. Всё это время нужно читать заговор:

«Отче Боже, взойди на гору Сионскую, та гора никакой горе не вредит,
От той горы горе ко мне зло не идёт, не бежит.
Никакому колдуну та гора не поклоняется,
Никакой ведьме гора та не покоряется:
Ни ведьме рождённой, ни ведьме обученной,
Ни черту, её помощнику, ни первому и ни последнему.
А тот, кто первый меня тронет, кто последний меня заденет,
Тот сам рубище белое наденет, и в могилу в гробу поедет.
Святою водою не отольётся, честным крестом не отмахнётся,
Перстом не открестится, молитвою не освободится.
Будьте вы, мои слова, крепко-накрепко,
Дело плотно-наплотно.
Моим словам ключ, делу моему замок.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Ныне и присно и во веки веков. Аминь.»

После прочтения заговора, воду осеняют крестным знамением. Затем, этой водой обтирают себя, и делают три глотка. Остатком умывают лицо.


Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.