«Суженый, приди ко мне ужинать!»

Мила сидела в учительской, у раскрытого окна, и проверяла тетради. Сквозь окно доносился шум проезжающих мимо машин, а также вливался сладковатый запах осенних прелых листьев. Было начало нового учебного года, и перед Милой лежала стопка тетрадей с сочинениями на тему «Как я провёл лето».

Мила просматривала тетрадь за тетрадью, внимательно прочитывала детские каракули, делала исправления. Иногда, отрываясь от чтения, Мила бросала взгляд на улицу, где по крыше напротив прогуливалась красивая белая кошка в голубом ошейнике.

«Вот и неделя прошла, ещё последний урок, и можно домой идти, – размышляла Мила, – надо бы ещё успеть в магазин заскочить, и купить что-то вкусненькое к приходу Ника.» Внезапный звук мужского голоса заставил Милу вздрогнуть от неожиданности. Она и не заметила, как в учительскую вошёл крепкий и розовощёкий физрук Антон.

Увидев Милу, он расплылся в широкой улыбке: «Людмила Николаевна, хотел вас спросить, не желаете ли сегодня вечером сходить со мной в театр, у меня есть билеты…»

«Благодарю вас, Антон Сергеевич, но у меня как раз на сегодня уже есть планы». Физрук, явно раздосадованный, схватил свою спортивную сумку, и скрылся за дверью. Мила посмотрела ему вслед. Физрук напоминал ей здоровяка с красными щеками, с рекламного плаката «Пейте соки».

После ухода физрука, Мила получила предложение «скрасить вечер пятницы» от немолодого, склонного к полноте историка Аркадия Ивановича, которому тоже было отказано. «Жаба конопатая», – подумала Мила. И хотя она никогда не видела ни одной живой жабы, но ей почему-то казалось, что жаба должна непременно походить на Аркадия Ивановича – с таким же, как у него, большим животом, и конопатым лицом с огромным двойным подбородком.

А потом, когда Мила уже выходила из школы, на лестнице её догнал Симпатяга Игорёк, свободный художник, раз в неделю, по пятницам, дающий частные уроки живописи старшеклассникам. «А я вас как раз искал, Милочка, – обрадовался Симпатяга Игорёк, – хочу пригласить на выходные на пикник с шашлыком. У друга на даче соберётся интересная компания, но только выезд через два часа, успеете?»

Милочка решительно отказалась и от дачи с шашлыком, поскольку у неё на пятницу на самом деле были планы. А именно, каждый вечер пятницы, в течение последних трёх лет, она проводила с Ником, и не собиралась ничего менять.

В эту пятницу она также спешила домой, в свою уютную однокомнатную квартирку. Нужно было успеть приготовить ужин к восьми часам вечера. Она чуть прожарила два ломтика говядины, чтобы получилось с кровью, как любит Ник, зажгла свечи на столе, поставила бутылку вина и два бокала. Плотно задёрнула шторы. Было без десяти минут восемь.

Мила красиво распустила волосы по плечам, а затем, вытащила из тумбочки завёрнутый в чёрную материю портрет в дорогой рамке. С фотографии смотрел красивый черноволосый мужчина. Мила поставила портрет на стол, рядом со свечами, и минут десять внимательно смотрела на него. Ровно в восемь, она разложила мясо по тарелкам, и проговорила, обращаясь к фотографии: «Ты проголодался, дорогой? Мясо с кровью, как ты любишь. Приди ко мне ужинать». Она закрыла глаза, но лишь на минуту, а когда открыла – в кресле, напротив неё, сидел черноволосый мужчина с фотографии. Это был Ник, её жених, погибший в автокатастрофе три года назад, за неделю до их свадьбы…


Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *