Как в старину наши предки наказывали воров

Мошенничество и воровство в стародавние времена было довольно редким явлением. И расписок не брали с должника, верили на слово. Почему же деньги всегда возвращали и долги аккуратно выплачивали? Об этом можно почитать в старинном журнале «Этнографическое обозрение».

«Бывало, кто не платит, – рассказывали старожилы, – пригрозишь ему вмазать глиной в устье печи суровую нитку, и должник тотчас же заплатит: действий этих боялись тогда больше суда”.

Чего же так боялись должники? Оказывается, как нитка начнёт сохнуть в печи, так будет сохнуть-хиреть и должник.

Этот же способ широко применялся, когда нужно было отыскать вора, но законные способы были бессильны.

Что из себя представлял этот способ, приведём несколько примеров:

Если была украдена шуба, то хозяин шубы брал крошечный кусочек шкуры овцы и с помощью глины вмазывал его в устье печи. При топке печи этот кусочек начинал жарится, коробиться и гореть, то же самое будет происходить и с укравшим шубу. Если вор стащил одежду, то в устье печи потерпевшим вмазывался кусочек материала, если крали хлеб, то в устье вмазывалось зерно. Причём творили эти действия не тайно, наоборот, приглашали кучу соседей, чтобы вести разнеслись по всему городку и достигли ушей вора.

Чтобы усилить проклятие, читалось заклинание:

«Пусть нечистая сила корчит вора, как тлеет этот (название того, что вмазано в чело печи), так пусть и он тлеет».

Далее рассказывается о случае, произошедшем в Череповецком уезде, случившимся в далёком 1905 году.

У богатого купца украли 500 рублей, это были очень большие деньги. Подозрение пало на молодого соседа, который реально украл деньги и прокутил вместе с друзьями. Но доказательства потерпевший собрать не смог, а другие соседи боялись мести со стороны лихого парня и молчали. И тогда купцу пришлось прибегнуть к испытанному народному способу наказания вора: вмазать в устье печи рублёвую бумажку, естественно, с заговором. Что он и сделал.

Когда молодой парень узнал об этом, он только посмеялся. Но прошло время, и он сильно заболел, начал сохнуть и хиреть. И тогда он пришёл к купцу и сознался в содеянном. Он так испугался тех мук и корчей, которые должны были с ним произойти, что решил – тюрьма для него лучше! «По крайности, я здоров буду», – говорил он спокойно на суде.

По материалам журнала «Этнографическое обозрение» 1905 г.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.