Родовое гнездо

Амалия Карловна, моя дальняя родственница, прожила почти век, но до глубокой старости сохранила, как говорится, здравый ум и твёрдую память. Даже читала без очков. Да и кто бы сомневался, зная, какую жизнь она прожила. Жена номенклатурного работника, а, после его смерти, – жена известного писателя, лауреата всяческих премий, Амалия Карловна до глубокой старости сохранила следы былой красоты и лоска. Ни один из её многочисленных родственников никогда не видел Амалию Карловну в халате, или с ободранным лаком на ногтях. А на лысой от старости, голове, торжественно восседал черноволосый дорогой парик.

Пятикомнатная квартира, находящаяся в большом доходном доме дореволюционной постройки, была набита коврами, старой мебелью, книгами, хрусталём, картинами, фарфоровыми немецкими и китайскими статуэтками. В этой квартире, скорее, похожей на музей, проживала Амалия Карловна вместе с домработницей. Последний муж её умер так давно, что она уже успела забыть его лицо. Надо ли говорить, что квартира, да ещё находящаяся в самом центре города, служила объектом вожделений вначале для её взрослых детей, а потом – для внуков.

Годы шли, потом и внуки начали постепенно обзаводиться потомством, но до сих пор ни один из них не был упомянут в её завещании в качестве наследника. Ну что ж, родственники ждали с нетерпением, когда же… А пока периодически навещали «дорогую бабуленьку», дарили маленькие подарочки, клялись ей в любви, и каждый тайно надеялся, что фортуна в виде квартиры улыбнётся именно ему. И так продолжалось до тех пор, пока в один прекрасный летний день, Амалия Карловна не отправилась в лучший мир.

И вскоре после этого, как гром среди ясного неба, был оглашён вердикт. Квартиру, вместе со всем её содержимым, наследует её внучка Кира. Если сказать, что вся родня была ошарашена этим выбором, значит – ничего не сказать. Их праведному возмущению не было предела, и всеобщую любовь к Амалии Карловне, как «ветром сдуло», в один момент, превратив её из «нашей дорогой бабуленьки» в «старую лысую ведьму».

Ну с какой это стати старуха отписала всю свою недвижимость одной лишь Кире? Всю целиком! Кире всего двадцать пять, недавно вышла замуж, у её мужа, Игоря, уже есть квартира, небольшая, по вполне подходящая для молодой пары. А ведь есть и другие её родичи, более нуждающиеся, кто в двушке вшестером ютится, кто за ипотеку расплачивается долгие годы, а некоторым вообще приходится жильё снимать. Но адвокат сказал, что решение Амалии Карловны обжалованию не подлежит. Квартиру наследует Кира, и спорить бесполезно.

И вот, настал час, когда Кира с мужем, пришли в эту квартиру уже на правах собственников. Ходили по просторным комнатам, довольные, и обсуждали, какие шаги предпримут, во-первых, бабкину мебель выбросят, а вещи, что поценнее – сдадут в антиквариат, во-вторых, ремонт сделают, окна и паркет сменят, а, в-третьих, после этого, купят всё новое. Но, чтобы запустить этот проект, вначале понадобилось продать их прежнюю квартиру, где они жили, что и было сделано. В итоге, через несколько месяцев они заселились в квартиру Амалии Карловны, и, довольные, приготовились её благоустраивать.

Однако не тут-то было! С этого момента началась какая-то мистика! Как только они собрались разбирать бабкино барахло, что-то для продажи, а что-то на выброс, начались неприятности. Вдруг тяжело заболела Кирина мама, да так, что потребовалась операция, и Кире пришлось месяц провести рядом с ней в больнице. А потом пришлось перевозить маму к ним домой, поскольку ухаживать за собой та не могла. Согласитесь, когда в доме тяжелобольной человек – не до ремонта.

После выздоровления и отъезда мамы домой, начали опять заговаривать, что неплохо было бы закончить начатое. А на другой день Игорь попал в аварию, сам отделался вывихом плеча и разбитой головой, но машина сильно пострадала. Опять планы пришлось отложить, так и остались жить среди бабкиного добра. Были ещё несколько раз, уже вялые поползновения что-то изменить, но возникающие неприятности снова отвлекали. Что же происходит?

И вот Игорь как-то говорит: «Ну всё, сил моих больше нет среди бабки твоей хлама жить. Даже друзей в этот музей антикварный приглашать неудобно. Давай продавать эту квартиру». На том и порешили. А ночью Кире сон приснился, будто бы Амалия Карловна говорила ей что-то и даже пальцем грозила. Сон быстро позабылся, но на другой же день на работе у Игоря неприятности случились, в гневе он поспорил с шефом, и, в итоге, пополнил ряды безработных. И тут уже Кира про сон вспомнила, и задумалась.

Проснулась она посреди ночи, а над ней Амалия Карловна склонилась. Испугалась Кира, а пошевелиться не может, и даже закричать не получается. А бабка ей говорит: «Вы эту затею с продажей квартиры оставьте. Не для того я её вам в наследство оставила, чтобы вы родовое гнездо продали. Квартира эта не простая, её дед мой в карты выиграл, а перед этим чёрту служить обещался.

И мне, перед своей смертью бабка моя эту квартиру оставила, и строго-настрого запретила что-то менять, и мебель двигать. Как есть, так и живите здесь. Тогда будете богаты и удачливы. Ни в чём отказа знать не будете. А если что-то выбросить решите – несчастья на вашу голову, как горох, посыпятся. Да я вижу, ты в этом уже убедилась.

И сама я тоже, по молодости была горячая, пыталась что-то по-своему здесь переделать, да мужа потеряла. Но потом смирилась, и со вторым мужем прожили в богатстве и достатке. Так что пусть всё здесь стоит, как стояло. А охранять её тебе придётся. Ты моя младшая внучка, таковы условия…»

Встретил я недавно свою кузину, которая с Кирой была дружна. Рассказала, что Кире счастье попёрло, муж в большой бизнес попал. Начальник Киры её своим заместителем скоро сделает. Только вот, на полнолуние, они стараются не замечать цокота копыт по паркету…


Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.