В моём шкафу жило мерзкое существо, похожее на жабу, и оно душило меня по ночам

Поделиться

После статьи о нечисти, живущей в квартире моего брата, я получил от вас, мои дорогие читатели, множество писем с вашими историями, и, как обещал, продолжаю их публиковать на канале. Сегодня будет ещё одна подобная история, от Ксении М.

«Думаю, что многие дети – дошкольники имеют способности видеть нечистых духов, или призраков, чего лишены взрослые. А когда ребёнок пытается рассказать об этом, его не слушают, считая это детскими фантазиями. В моём раннем детстве тоже был подобный «вымышленный друг», но только это существо, жившее в моей комнате, не была таким дружелюбным, как Стук.

Мне было около пяти лет, когда это началось. Умерла моя бабушка Нина, папина мама, и мои родители переехали в её большую квартиру, а до этого мы жили втроём в коммунальной комнате. Родители были очень рады, но мне не хотелось уезжать из нашей комнаты. В том доме я прожила всю мою маленькую жизнь, и мне было жаль расставаться с подругами, чудесным двориком, и даже соседи по коммунальной квартире все были, как родные. Ну и что, что было тесно, но зато как весело!

Бабушку Нину я почти не знала, и очень редко с ней виделась, хотя мы жили в одном городе. Она запрещала мне называть её бабушка, а можно было только Нина. Она была очень надменная, неприветливая, никогда меня не обнимала, и даже никогда не приглашала к себе в гости. Она вообще не была похожа на мою бабушку Дашу, которая жила в деревне, и очень меня любила, а скорее, была похожа на красивую злую ведьму из кино. Но мне не хотелось, чтобы она умерла, как не хотелось теперь переезжать в её квартиру, но у меня не было выбора. Детей никогда не спрашивают об их желаниях.

Квартира бабушки Нины находилась на пятом этаже, в старинном доме, с красивой лепниной, и он назывался «сталинкой». Это был очень престижный дом, и в нём даже имелся настоящий телефон, и помню, как мама хвасталась об этом своим знакомым.

В комнатах были огромные окна, высокие потолки, и в одной из них родители поселили меня. Днём в моей комнате было хорошо и светло, к тому же, я начала ходить в новый детский садик, и мне там понравилось. Но по вечерам, когда мама забирала меня домой, в моей комнате становилось очень страшно и неуютно, особенно с наступлением темноты.

Надобно сказать, что недалеко от нашей «сталинки» было кладбище, и каждый день мама вела меня мимо него в детский садик, а вечером, мы опять проходили мимо. А если дома я выглядывала в окно из моей комнаты, то, можно было даже разглядеть погостные кресты, просвечивающиеся сквозь редкие берёзки небольшого сквера.

Я уже познакомилась со смертью на похоронах бабушки Нины, и знала, что под каждым крестом могут лежать даже маленькие детки. И каждый раз, глядя на эти кресты, я ругала себя, что не понимаю своего счастья, что могу идти рядом с мамой. И, возвращаясь в свою неуютную комнату, никогда не капризничала, и не жаловалась, что мне здесь страшно.

Вообще, я была очень тихим и спокойным ребёнком, и особых хлопот родителям не доставляла. Я умела себя занять, мне нравилось рисовать, и заниматься со своими игрушками. Я играла, стараясь не смотреть в щель всегда полуоткрытого шкафа в углу комнаты. Шкаф остался от бабушки Нины, потому что его не смогли выдрать, он словно прирос к стене, но родители решили, что сойдёт и так, хотя дверца у него рассохлась, и уже не закрывалась от старости.

Каждый вечер, когда я оставалась одна в комнате, из шкафа вылезало существо, похожее на уродливую сморщенную Жабу. Она была очень толстой и неуклюжей, имела человечье лицо, и косматые волосы. У Жабы были куриные лапы с длинными когтями, и она передвигалась ползком, волоча по полу своё брюхо.

Сначала Жаба просто наблюдала за мной, своими выпученными глазами, и издавала какие-то булькающие звуки. Но потом, она начала портить моих кукол, отрывая им головы, ломать карандаши, и кисточки для рисования. Она рвала мои рисунки, и разливала воду из-под акварельных красок прямо на пол. Ещё Жаба курила, и запах курева чувствовался не только в моей комнате, но даже у родителей.

За разлитую воду и испорченные игрушки, мама меня наказывала, ставила в угол, и грозилась мне больше ничего не покупать. Она не верила, что это делаю не я, а какая-то мерзкая Жаба. Ведь мама и папа её не видели, когда они заходили в мою комнату, она пряталась обратно в шкаф. А когда я рассказывала, что Жаба курит, они только смеялись, и говорили, что это курят соседи, и запах попадает к нам в квартиру через старую неисправную вентиляцию.

Так продолжалось несколько месяцев, но однажды ночью я проснулась оттого, что мне не хватало воздуха. Я попыталась сесть, но не смогла сдвинуться с места, или даже пошевелить рукой или ногой. А потом я услышала булькающие звуки и поняла, что на моей груди сидит Жаба…

С утра я еле поднялась с кровати, и у меня не было сил даже съесть мои любимые гренки. Больше ничего не помню. Говорили, что я сильно болела какой-то заразной болезнью, которую подцепила в саду, хотя, кроме меня, там никто больше не заболел.

А потом я увидела бабушку Дашу. Она приехала из деревни, чтобы ухаживать за мной. Она испекла такие вкусные оладушки, от которых было трудно отказаться, но я не могла ничего проглотить. А потом, бабушка Даша долго сидела рядом со мной, и что-то рассказывала. У меня даже не было сил слушать, но мне впервые было спокойно. И впервые, с тех пор, как мы въехали в эту квартиру, я почувствовала себя защищённой.

Когда стало смеркаться, из шкафа послышался знакомый звук, это Жаба начала шуршать, собираясь вылазить. Бабушка внимательно посмотрела на шкаф, и даже попыталась закрыть сломанную дверцу, но у неё не получилось. Тогда она сказала папе, что будет спать в моей комнате, и потом куда-то ушла. Я испугалась, что бабушка Даша уехала. Точно! Она, наверно, испугалась этой мерзкой Жабы, когда пыталась починить дверцу шкафа. Жаба напугала её, и бабушка больше не вернётся!

Но бабушка вернулась. В руках она держала ветку рябины с ярко-красными ягодами. Очистив ветку от листьев, и ягод, бабушка Даша начала обходить мою комнату против часовой стрелки, и хлестать рябиновым прутиком по стенам, непрерывно что-то шепча. Я смогла лишь запомнить: «Матушка-рябинушка, к тебе обращаюсь, на твою защиту полагаюсь…».

Потом в руках у бабушки Даши оказалась зажжённая свеча, она открыла дверцу шкафа, засунула туда голову, и руку со свечой, начала быстро шептать какие-то слова: «…ты, лесной, ты болотный, ты листовой, ты коренновой, здесь тебе не житье – жилище, не прохладище; ступай ты в болота, в глубокия озера, за быстрыя реки и темны боры: там для тебя кровать поставлена тесовыя, перина пуховыя; там яства сахарныя, напитки медовыя; там тебя в гости звали, а отсюда пошёл вон!»

После этого бабушка насыпала во все углы рябиновых ягод, а прутик разломала на две половинки, ловко скрутила их красной ниткой, чтобы получился крест, и положила его в шкаф. Вскоре я выздоровела, и противную Жабу больше не видела.

Бабушки Даши давно уже нет в живых, и у меня уже свои внуки. Но я научила их, всякий раз, если они чувствуют опасность, мастерить из веток рябины крест, и произносить: «Рябина и красные нити, злые чары прогоните, от любого вреда защитите». И зло обойдёт вас стороной.



Поделиться

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *